Хозяин таёжного неба Лукин Андрей Юрьевич

Край наш Красноярский - Государственная универсальная.Название книги: Хозяин таёжного неба Лукин Андрей Юрьевич
Страниц: 169
Год: 2014
Жанр: Отечественная

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

542 кб Добавлено: 11-фев-2018 в 12:02
epub

547 кб Добавлено: 11-фев-2018 в 12:02
pdf

3,8 Мб Добавлено: 11-фев-2018 в 12:02
rtf

403 кб Добавлено: 11-фев-2018 в 12:02
txt

777 кб Добавлено: 11-фев-2018 в 12:02
Скачать книгу



О книге «Хозяин таёжного неба Лукин Андрей Юрьевич»

Мы тащимся вслед за огромной фурой, исписанной иероглифами и извергающей столбы черного дыма. По сценарию, это — кровоподтеки: бизнесмена, которого играет Вася, только что избили жестокие владивостокские преступники-наркоторговцы. Уссурийский авторитет Демочка, специалист по автомобильному рэкету, три года назад создал автобиографический сериал «Спец», взяв на главные роли уссурийских бандитов, своих подельников; несколько профессиональных актеров изображали ментов и лохов (братки от этих ролей, естественно, отказались).

По соседней полосе улетают в туман японские автомобили-призраки с пустующими водительскими креслами: к тому, что водители здесь всегда сидят справа, привыкаешь не сразу.— …Что делать, если вас покусали дикие животные? Актер, играющий преступника-наркоторговца, — щуплый, слегка испуганный малый — растерянно стоит перед пострадавшим и угрожающе молчит. Еще один человек держит микрофон, насаженный на бильярдный кий.— Сейчас гораздо лучше, — с сомнением говорит Михаил Готенко, режиссер фильма. Режиссер одет в клетчатые шаровары и полосатую рубаху; на вид ему лет сорок, у него доброе лицо исхудавшего сенбернара и взгляд упрямого подростка. Режиссер Михаил Готенко, продюсер и директор кинокомпании «Восточное кино», в прошлом офицер Дальневосточного таможенного управления, пиарщик, оператор, фотограф, радиоведущий, до сих пор отдает долги, оставшиеся после съемок предыдущего фильма. Демочка снимал «как в жизни»: если драться — то уж драться по-настоящему, если морда в крови — значит, морда в крови, никакого грима. Актеров, и профессиональных, и не-, стали узнавать на улицах (последним это вряд ли пошло на пользу).

— озабоченно трещит радиомагнитола; таксист, сидящий справа от меня, недовольно морщится и выключает познавательную передачу. С самого верха виден еще один: каменная баба торчит прямо из залива. Его будущий фильм называется «Леопард охотится ночью» (Леопардом зовется майор местной наркополиции) и снимается исключительно для местного телевидения: его смогут увидеть жители Владивостока и соседнего Уссурийска.— «Леопард охотится ночью» сцена шестнадцатая дубль восемь! Главная музыкальная тема фильма до сих пор звучит чуть ли не из половины приморских мобильников (не в обиду уссурийскому композитору будет сказано, очень напоминает музыку из «Бригады»). Злокозненные наркодилеры, успевшие вовремя смыться из машины, хищно подбираются к другой иномарке, которая взрываться не будет.


Улицы пестрят двуязычными русско-китайскими вывесками. А прямо у меня перед носом болтается на нитке крохотная подушечка, вышитая иероглифами.— Что это? У вас там иконы в машинах ставят…Жуткая и завораживающая картина проступает сквозь туман: серые панельные коробки гостиниц и разнокалиберные жилые хрущобы выстроились на сопках вдоль Тихого океана. Баба голая и огромная, как неудачное творение мыслящей планеты Солярис; вода доходит ей до пояса. Из далекой Москвы приходит эсэмэска: «Nu 4to — tam Rossiya ili uje ne Rossiya? — радостно тараторит юная белокурая ассистентка.— Что ты делаешь? Демочка страшно прославился — но зачем-то переехал в Москву…Михаил Готенко в Москву не собирается:— Да ни за что! У меня сценариев и синопсисов расписано до 2012 года! И все задуманные фильмы связаны именно с Приморьем… В ней сидят «хорошие»: майор наркополиции и еще кто-то. — оправдываюсь я, чувствуя


— не выдерживаю я.— Фэн-шуй, — водитель смотрит на меня, как на пришельца с Марса. В гостиничном холле пахнет сыростью и тушеной капустой.— Вам номер с видом на океан или на стройку? Да, с таким маленьким бюджетом шедевра мне не снять. Их лица измазаны ярко-розовым («В компьютере цвет вытянем! Ты смотришь на него и говоришь удивленно: «Леопард? — послушно удивляется «плохой».— Ну вот ты себе шкурку-то и попортил… — женщина нервно перекладывает у себя на столе какие-то бумажки с пандочкой — логотипом WWF. — Мне интересно, как именно осуществляется помощь вымирающим видам.— Мы проводим работу с населением.


Сами они страшно не любят снимать на Дальнем Востоке, это ведь не африканско-индийское сафари, где нужна только соответствующая оптика — и вот они, как на ладони: леопард ест косулю, львы занимаются любовью… Потом слегка улыбается — и глаза у него становятся совсем хитрыми.

А с Дальнего Востока, где видимость летом метров десять, привозят хвост оленя, мелькнувший где-то там, вдалеке.— А вы-то сами как снимаете? Я вдруг очень ясно представляю его в меховой шапке-ушанке, в тулупе, с ружьем, в тайге. Ему идет…— Только давайте сразу отбросим лирику типа «сделать выстрел» и все такое. Давно уже известно, что леснику не нужны деревья, которые растут, — ему нужны срубленные деревья.


Перейти к следующей книге

Комментарии

Оставить отзыв